Индустрия красоты: то, чего вы не знали

on

Современный мир – мир информации. Она присутствует вокруг нас в изобилии. За год мы получаем  столько новых сведений, сколько еще сто лет назад человек не получал за всю жизнь. Информация – великая сила, «кто владеет информацией, тот владеет миром». Google знает все. Чего не знает Google, того не существует. Сегодня можно получить практически любые сведения на любых языках, узнать тайны и подноготную кого угодно, от крупной компании до отдельного человека, собрать сведения по любым научным дисциплинам, получить доступ к любой литературе, прогуляться по лучшим музеям мира, виртуально посетить разные страны, овладеть новыми хобби, и даже освоить специальность. Мир «Интернет» предлагает нам огромные возможности. Давно стала популярной покупка в сети товаров и услуг, и каждая приличная фирма имеет свой интернет-сайт, где она описывает себя и свою продукцию. Сейчас даже возникло такое явление, как conscious buyer, разумный покупатель, или conscious consuming – разумное (осознанное) потребление.

Conscious Consuming – это социальное движение, выстроенное вокруг идеи необходимости получения детальных знаний о влиянии наших покупательских решений на окружающую среду, нашу жизнь и здоровье,  а также – о воздействии, оказываемом на нас рекламными СМИ, под влиянием которых мы делаем наши покупки.   

Сейчас покупатель хочет и может быть полностью информированным о товарах и услугах, о том, как формируется их цена, как и кем они производятся, какую истинную ценность он может получить, приобретя тот или иной продукт.

Существуют продукты разной ценовой категории с минимальным отличием потребительских функций, в маркетинговой игре принимают участие гигантские бренды, определяющие то, что мы будем покупать, как и за сколько. Каждый раз, приобретая продукт или услугу, мы принимаем потребительское решение, которое оказывает значительное влияние на нашу дальнейшую жизнь.

Мы располагаем ограниченным количеством ресурсов, и в наших интересах приобрести необходимые нам блага в требуемом количестве, не потратив слишком много на одни из них в ущерб другим жизненно-важным приоритетам, при этом мы должны обеспечить себя идеальным набором предметов, услуг и нематериальных ценностей, которые позволят нам максимально эффективно функционировать в социуме.

Простой пример: вам нужно купить поесть. У вас сумма, эквивалентная 10 долларам, и выбор: приобрести продукты в супермаркете или сходить в закусочную. В супермаркете на эту сумму вы можете приобрести йогурт, банан, выпечку. В кафе вы можете взять обед из трех блюд. Вы принимаете решение, исходя из питательной ценности  продуктов, их способности насыщать вас нутриентами и давать вам энергию.

Что вы вряд ли купите в этой ситуации, это, например, килограмм мармелада или дорогой швейцарский шоколад в подарочной упаковке. Так как ваша задача – не приобрести, например, подарок, а поесть. Вы также постараетесь выбрать максимально питательную еду исходя из имеющихся у вас пищевых привычек. Будем надеяться, они у вас правильные. Вы обратите внимание на состав, стоимость, упаковку; продукт в более привлекательной упаковке выложенный в правильном месте имеет больше шансов быть проданным. Т.е., начинается борьба ваших потребностей и целей, поставленных маркетологами. Ту или иную степень осознанности вы будете «включать» постоянно, как только перед вами будет вставать задача решения каких-то вопросов, связанных с обменом ваших кровно заработанных средств на те или иные товары и услуги.

При выборе автомобиля или жилья вы включите максимальную степень осознанности, так как эта покупка – всерьез и надолго. Вы просканируете рынок, изучите соотношение цены и качества, возможности выплаты, может быть, вы даже обратитесь к экстрасенсу, чтобы узнать, не связаны ли с этим автомобилем или домом какие прошлые неприятные моменты. Вы также очень осознано будете выбирать себе обувь (вам в ней ходить все-таки), менее осознанно – одежду, аксессуары, вы будете покупать только те книги, которые вы хотите прочесть, исходя из вашего обычного бюджета, и так далее.  

Однако есть такое иррациональное понятие, как «красота», которая является вожделенной ценностью для большинства социально активных людей. Целая индустрия, которая обслуживает этот рынок, минимально подчиняющийся рациональной логике. Быть привлекательным для человека не менее важно, чем быть сытым и иметь жилье. Привлекательность тесно связана с половыми функциями, с принятием нас социумом, этот вопрос стоит очень остро, в значительной степени влияя на то, возьмут ли нас на ту или иную работу, привлечем ли мы достойного партнера, насколько мы будем чувствовать себя комфортно психологически. Положительное восприятие себя чрезвычайно важно для здоровья психики и жизни в целом. Поэтому мы готовы тратить любые деньги, даже больше, чем было бы разумно исходя из нашего бюджета, только чтобы обрести и сохранить привлекательность как залог нашей успешности в социуме и, как следствие, основы выживания.

Из индустрии красоты самым иррациональным, мистическим, таинственным продуктом является парфюмерия. Запах сам по себе эфемерен, он предполагает какое-то колдовство, словно пыльца, разлетающаяся от взмаха волшебной палочки, способная превратить тыкву в карету, и наоборот. На рынке парфюмерии вращаются огромные средства, десятки миллионов долларов. По данным интернет-ресурса Statista, к 2024 году глобальный рынок парфюмерии и ароматизаторов будет стоить около 92 миллиардов долларов США, из них около половины придется на парфюмы.

Парфюмерное производство относится к химической промышленности. Парфюмы получают в виде смесей ряда ароматических (пахучих) ингредиентов синтетического и природного происхождения. Например, эфирных масел, а также – закрепителей и растворителей, таких как спирт. Целью парфюмерии является придать приятный запах телу человека. Целью ароматизаторов и отдушек является ароматизация еды, бытовой химии, косметики или пространства.

Духи окутывает некий флер таинственности, когда мы вдыхаем прекрасный аромат, рука сама тянется к кошельку, чтобы достать купюру в 100 и больше евро. Мы считаем, что эта стоимость абсолютно рациональна и оправдана, и никогда не задумываемся, сколько в реальности стоит тот или иной парфюм, проще говоря, какова себестоимость парфюмерной жидкости, а какую часть от цены составляет торговая наценка, премиальные того или иного бренда и прочие составляющие. Торговая наценка для потребительских товаров на пути от производителя к покупателю определяется рядом факторов. В цену помимо стоимости производства и различных накладных расходов закладываются транспортные услуги и маржа торговых посредников – оптовой и розничной торговли. Цены на жизненно-важные товары, такие как продукты питания или медикаменты, подлежат регулированию, существуют правила того, насколько велика может  быть наценка на том или ином этапе движения продукта к потребителю. Однако это не касается себестоимости производства, которая фактически может быть любой. Дальше в игру вступает рынок и желание и готовность покупателей заплатить за товар ту или иную сумму. Эти сложные механизмы рыночной экономики определяют то, сколько мы платим за тот или иной товар.

Иногда мы возмущаемся, что что-то стоит очень дорого, хотя, по сути, мы даже не возмещаем его себестоимость, как в случае субсидируемых товаров, таких как энергетика, когда за нас доплачивает государство, перераспределяя ресурсы из других источников, где возник избыток прибыли. А иногда мы платим совершенно фантастическую цену, определяемую не рыночными затратами и нормами прибыли, а нашей готовностью платить за тот или иной товар определенную сумму. Вы удивитесь, но на разных рынках один и тот же товар может стоить по-разному. Цена будет зависеть от среднего достатка покупателей.

Что касается парфюмерной продукции, а в частности, туалетных и парфюмерных вод, себестоимость производства самой жидкости крайне низка. Лука Турин в своей книге The Secret of Scent приводит такую цифру, как 3% — именно столько стоит содержание парфюмерной композиции в вашем люксовом парфюме. В парфюме стоимостью 100 евро сама парфюмерная композиция в среднем будет стоить три евро!

И это совершенно справедливо. Парфюмерную композицию получают из крупнотоннажных химикатов, таких как ванилин и кумарин, линалоол, цитраль, эвгенол, и иных, синтез которых осуществляется в больших количествах. На торговой площадке alibaba.com стоимость ванилина составляет 1 0310,0-1 051,8 долл. США за метрическую тонну. В парфюмерной композиции может быть использован грамм ванилина – стоимостью около 0,001 цента! Представим, что в объеме 100 мл туалетной воды присутствует 10 мл парфюмерной композиции из пяти ингредиентов средней рыночной цены около 1000 долларов за МТ. Представим, что условно 1 гр = 1 мл (для разных веществ соотношение может варьироваться). Получается, что эти 10 мл будут стоить 0,01 цента для очень дешевых духов из самых простых синтетических ингредиентов. Если вам интересно, вы можете произвести этот расчет сами. Сейчас на упаковке парфюма указывают состав его парфюмерной композиции. Вы можете найти среднерыночные цены за ингредиент и посчитать реальную стоимость «запаха» вашей туалетной или парфюмерной воды.

Затем в расчет включают такие факторы ценообразования, как прочие химические ингредиенты (спирт, консерванты, закрепители, красители), упаковка (флакон и коробка), трудозатраты, энергетика, стоимость логистики, а также, что очень интересно, выплату роялти в адрес того или иного бренда на основании лицензионного соглашения. Так вот, все эти составляющие цены могут очень сильно варьироваться в зависимости от места производства продукта, объемов производства (крупнотоннажное всегда существенно дешевле малотоннажного), используемого сырья, например, включения в состав натуральных эссенций премиум-класса или дорогих кэптивных ароматических молекул, а также – того, насколько «дорогой» бренд выпускает этот парфюмерный продукт. Условно говоря, роялти Chanel будут существенно выше тех же выплат для Zara, так как бренд стоит дороже. Получается, что покупая продукт от дорогого бренда, вы платите большую долю цены не за потребительские характеристики, а за имя.

Парфюмерное производство может быть схематически представлено в следующем виде:

a. Производители «пахучего» сырья – химические заводы, занимающиеся синтезом тех или иных ароматических веществ, поставщики натуральных эссенций и масел.

b. Компании-разработчики, имеющие лаборатории и производства, занимающиеся тонким химическим синтезом, разрабатывающие и выпускающие инновационные ароматические вещества, обладающие особыми характеристиками, которые патентуются, и синтез их остается секретом, собственностью того или иного производителя сырья.

c. Это такие кампании, как Givaudan, Firmenich, Takasago, Symrise и иные, всего где-то шесть крупных основных компаний. Однако теоретически никто  не препятствует и другим компаниям заниматься подобными разработками. Вопрос в ресурсах, так как это высоконаукоемкое производство, оно стоит дорого, и вход на этот рынок очень ограничен. В таких компаниях также работают штатные парфюмеры. Парфюмер – это химик, человек в белом халате, работающий с огромным количеством ингредиентов для создания парфюмерной формулы, которая потом передается на производство для воспроизведения в промышленном масштабе. Что действительно дорого и сложно в парфюмерном бизнесе, это не промышленная наработка и бутиллирование вашей любимой «шанели», а вот этот этап создания парфюма, который может занимать до года, когда создаются и анализируются несколько сотен проб, из которых в результате отбирается одна. Этап, который занимает гигантское количество часов работы высококвалифицированного парфюмерного специалиста, а если это парфюмер с мировым именем, этот процесс будет стоить ой как не дешево!

d. Вы спросите, а причем же здесь бренд? Если у него нет завода, нет штатного парфюмера, не лаборатории, то как же бренд выпускает парфюм? Очень просто! Парфюм выпускается на основании так называемого «брифа» — brief, или своего рода «технического задания» на выпуск парфюма, которое передается от компании-владельца бренда компании-разработчику, например, Givaudan, и затем происходит долгий и трудный процесс рождения аромата. Со стороны заказчика выступает креативный директор и его команда маркетологов, со стороны исполнителя – парфюмер с его лабораторией. После того, как формула парфюма готова, и из сотни пробирок выбрана одна та самая, начинается технический этап производства. Парфюм по формуле может быть наработан на любом производстве, занимающимся подобными операциями. И таких заводов во всем мире очень много. Компании, подобные шести гигантами выше, имеют свои собственные заводы в США, Европе, Китае, на Ближнем Востоке, или же сотрудничают с независимыми заводами по производству парфюмерии и бытовой химии. После наработки парфюмерной композиции она отстаивается, что может занимать до месяца и более, и затем происходит процесс бутилирования – розлива во флаконы. Он может осуществляться на том же заводе, где получена смесь, а может и на другом. Например, парфюмы Amouage производятся на заводах в Грассе, во Франции, а бутилируются в Омане и Великобритании.

e. Что совсем интересно, само понятие «бренд» не обязательно предполагает какую-то отдельную компанию (хотя есть и такие). Бренд, или торговая марка – это собственность той или иной компании, которая даже называться может по-другому. Бренды покупаются и продаются. В настоящее время есть несколько компаний-держателей крупных мировых брендов. Это такие компании, как LVMH, L’Oreal, Richemont, Estee Lauder, Coty, Puig, Euroitalia, годовые продажи которых составляют несколько миллиардов долларов в год. Все эти компании владеют несколькими премиальными брендами мира люкс.

Например, во владении L’Oreal находятся такие бренды, как Armani, Cacharel, Lancome, Yves Saint Laurent Beaute, Ralf Lauren и иные (речь идет о парфюмерии и продукции индустрии красоты данных торговых марок). L’Oreal является гигантом, в собственности которого есть свои собственные заводы по производству косметики и розливу парфюмерной продукции. Chanel не имеет собственных заводов, зато у них есть штатный парфюмер и свои лаборатории. Но парфюмеры лабораторий Chanel не занимаются синтезом. Они смешивают готовые ингредиенты, предоставленные компаниями-разработчиками, а потом формула отправляется на завод, скажем, Firmenich, где будет наработана композиция, которую потом разольют по флаконам на заводе L’Oreal. Tom Ford производит свои парфюмы на основании лицензионного соглашения с компанией Estee Lauder, т.е., он никак не занимается вопросами производства, все они отданы на усмотрение Estee Lauder, а компания Tom Ford LLC получает за это свои роялти. Задачей Тома Форда было придумать идею, и выбрать из сотни вариантов одну ту самую пробирочку. Дальнейшие вопросы его не касаются, они будут определены договорными соглашениями с подрядчиками и лицензиатами. Особенности производства ваших духов относятся к коммерческой тайне, из которой обнародуются только скупые факты, вроде тех, что вы читаете на флаконе  — Made in France или Made in Switzerland, хотя, по сути, речь идет только о конечной точке – месте розлива. Иногда указывают, что розлив осуществлен, например, в России, из парфюмерной композиции производства Франции, что имеет место в случае недорогих парфюмов, таких как Brocard или Jeanne Arthes, которую последнее время закупают во Франции и разливают для российского  рынка в Дедовске. Цена при этом в два раза ниже, что касается качества – решать вам.

Что же такое подделка парфюмерной продукции? А это все, что выходит за рамки юридического поля отношений компании-владельца бренда, разработчиков и производителей. Если производитель выпустит большее количество флаконов, чем то, что оговорено в лицензионном договоре, и продаст их дешевле, экономя на роялти в адрес Tom Ford, он осуществит серьезное коммерческое нарушение. Если Tom Ford узнает, то контракт с таким производителем будет расторгнут. Или не узнает, и не будет. Если какой-то ловкий химик-аналитик разложит на хроматографе состав парфюма Тома Форда на ингредиенты и воссоздаст его формулу, которая затем будет наработана на заводе в виде парфюма с идентичным запахом, то это не будет нарушением, если только парфюм не будет продаваться в фирменной коробочке Тома Форда. Нет выплат роялти, значит нет права на коробочку. Парфюм могут назвать как-нибудь вроде Tom For или совсем по- другому, и разлить в совершенно иные флаконы. Как правило, в таких случаях оставляют некое подобие упаковки и названия, но не до степени смешивания, так как в случае полной идентичности такого производителя могут засудить. Могут быть номерные парфюмы, в одинаковых флаконах, существует много так называемых «версий», которые получены путем ре-инжиниринга, или расшифровки изначальной парфюмерной формулы.

Такие версии могут обладать очень высокой степенью сходства, все зависит от способностей и возможностей воссоздать похожий аромат. Оригинальная формула брендового парфюма находится в собственности ее разработчика – компании из большой шестерки. В случае передачи формулы на производство существуют строгие ограничения по ее разглашению.

Однако мы живем не в идеальном мире, и такие факты вполне допустимы. Формулы могут воровать, продавать, воссоздавать, многие современные парфюмы производятся на основании одних и тех же парфюмерных баз от крупных производителей, которые регулярно презентуют их на мировых выставках вместе с разработками отдельных ароматических веществ, где их покупают компании или даже парфюмеры, желающие выпускать свои парфюмы. Очень часто происходит такая ситуация, как с одинаковыми платьями на красной ковровой дорожке – парфюмы разных брендов пахнут одинаково до степени смешивания. В таком случае одна компания-владелец бренда может подать на другую в суд, и часто выигрывает – проигравшая сторона будет вынуждена переформулировать аромат.

Итак, что нужно запомнить из всего сказанного:

  1. Бренд не равно Компания. Бренд – это торговое название, которое представляет собой нематериальный актив. Бренды (торговые названия) можно покупать и продавать. Компании могут иметь в активе несколько брендов.
  2. Компания-владелец бренда не обязательно сама выпускает брендовую продукцию. Чаще всего ее выпускают другие компании-производители на основании лицензионных соглашений, с выплатой роялти в адрес компании-владельца бренда.
  3. Парфюмерия – химическое производство, которым занимаются профессионалы – разработчики и производители. Это сложная, многокомпонентная цепочка. Прежде чем попасть к вам на туалетный столик, духи могут попутешествовать по всему миру, вначале – в виде листка с формулой на завод, затем – в бочках на линию розлива, затем – в розничную сеть, к дистрибьюторам. Все этапы производства и распространения определяются коммерческими соглашениями. Производители парфюмерной композиции не производят сами большую часть сырья, которое приобретается у поставщиков.
  4. Подделка брендовой продукции имеет место тогда, когда нарушена договоренность по одному из этапов, произошла утечка информации о формуле, формула была воссоздана и продукт был выдан за брендовый без выплаты роялти. Подделка может быть идентична оригиналу, а может быть гораздо хуже по качеству. Или лучше, что в принципе не важно, так как речь идет о юридических вопросах, а не о производственных и иных. Парфюмерные версии и ароматы по мотивам не являются подделками, если они не несут на себе имени бренда. Поэтому они могут быть дешевле – не нужно платить роялти. Теоретически, качество может быть высоким настолько, насколько пожелает производитель данной продукции. Оно может быть даже лучше брендового парфюма (вспомните Жана Батиста Гремуя в романе «Парфюмер» и его воссоздание усовершенствованных «Амура и Психеи»). Но, повторимся, брендовое название в этом случае будет отсутствовать. Если вы не хотите по какой-то причине оплачивать роялти Chanel, обратите свое внимание на этот рынок.

Лука Турин в своей книге The Seret of Secent дает очень интересное описание того, как устроена парфюмерная промышленность:

«Как рождается парфюм:

Существует шесть огромных парфюмерных фирм, транснациональных корпораций стоимостью в миллиарды долларов, а также – неисчисляемое количество малых компаний. Большая Шестерка, в которую входят Firmenich, Givaudan, IFF, Quest (куплен
Givaudan в 2006г.), Symrise и Takasago (а также – маленькая компания, на которую работаю я (т.е., автор – Лука Турин), обладают привилегией создания новых парфюмерных молекул. Остальные – просто смешивают то, что продается за пределы компании-создателя. Те молекулы, которые не продаются, называются «каптивными», или «собственными» (captives).

Но давайте же посетим святая святых, и  взглянем на парфюмершу за работой! (изначально парфюмерия была мужским занятием, но в последние годы, и особенно с открытием школы ISIPCA (Независимой школы парфюмеров), профессия разделилась по присутствию полов примерно 50/50, и многие признанные в мире парфюмеры (я имею ввиду как художественную, так и коммерческую стороны) – это женщины).

Справа на ее столе – лоток с подготовленными коммерческим отделом образцами новинок, только что появившихся на рынке – маленькими бутылочками примерно по 5 мл, с продуктами, сформулированными другими компаниями. И это – только выборка самого интересного или коммерчески успешного из огромного количества материалов! Представьте, что в 2003 году было до восьми выходов новых продуктов в неделю! Воистину, тяжкий труд – находиться на переднем крае компетенции среди огромного рыночного разнообразия. Но фактически все не так страшно, поскольку большая часть разнообразия представлена копиями коммерчески успешных ароматов, и эти бесконечные вариации одного и того же являются первыми кандидатами на отбраковку.

Рядом с подносом с новинками лежит стопка подписанных распечаток с обработанными компьютером результатами газовой хроматографии и масспектроскопии самых интересных парфюмерных новинок. Все эти результаты появляются на столе спустя всего лишь несколько дней после выхода новинок в свет. Разбор хроматограмы выполняется высококвалифицированными химиками, так как группы хроматографических пиков (каждый        пик – это отдельное химическое вещество) дают чистые природные материалы, которые необходимо распознать как таковые, в то время как другие пики указывают на синтетические или каптивные вещества. Каптивные молекулы невозможно скопировать, так как они запатентованы, и некоторые, особенно самые мощные, присутствуют в небольших, сложно изолируемых количествах, поэтому определить их невозможно. Эти каптивные молекулы в целом редко значительно влияют на готовый продукт, так как альтернативы имеются в изобилии. Вооруженные распечатками, парфюмеры могут скопировать любой простой аромат, выпускаемый в наше время, что весьма удобно, поскольку большинство заказчиков хочет, будучи бесконечно мудрыми, того, что успешно продается, но чтобы оно при этом отличалось. Все становится гораздо сложнее, если парфюм содержит большое количество природных материалов, так как их «подписи» гораздо более сложные, они труднее поддаются идентификации, и даже в случае таковой, их сложнее найти на рынке.

Рядом с распечатками стоит лоток с новинками сырья. Некоторые – природного происхождения, присланные от занимающихся экстракцией поставщиков со всех уголков мира, питающих надежду, что именно их товар станет теми особыми компонентами следующего ВЕЛИКОГО ТВОРЕНИЯ. Даже при 1% содержании в формуле огромный успех J’Adore от Dior трансформируется в тонны абсолюта жасмина. Если бы вы были маленьким индийским производителем, продающим этот продукт по цене в несколько сотен долларов за кг, для вас это были бы огромные деньги. Природные компоненты часто представляют собой сложные, богатые ароматы, но они дороги, и не имеют стабильного качества. Перед тем, как включить один из них в формулу, парфюмер должен пройти семь кругов ада, доказывая экономистам и заказчикам, которые всеми силами упираются, не желая принять нового поставщика, до тех пор, пока тот не подтвердит, что имеет многолетний опыт стабильно качественных поставок. Если вы только начали производство или внедрили новый продукт, вы попадаете в замкнутый круг: никто его не покупает, пока его никто не купил. Перед парфюмершей – последние варианты «рабочих» парфюмов.  Как правило, на своем пути к допуску в производство парфюм проходит несколько десятков, а то и сотен изменений. Все эти версии складируются в лаборатории рядом, где технический персонал проводит расчеты формул, затем они маркируются с указанием названия проекта и номера, и каждый день оцениваются специалистами-дегустаторами, которые тестируют разные попытки, обсуждают с нашей парфюмершей дальнейшие действия и выбирают те образцы, которые они покажут клиенту. В основе всей этой деятельности лежит «бриф» от заказчика-бренда, представляющий собой описание того, каким должен быть парфюм. Брифы варьируются от возвышенных до забавных описаний, причем последние преобладают. Тем не менее, парфюмерные компании конкурируют за право получить вожделенный бриф, и, когда он, наконец, получен, предстоит огромная работа по доведению концепции до ума перед тем, как будет получен готовый парфюм.

Парфюмы обоняют с тонких полосок бумаги, называемых «блоттерами», на которые нанесен логотип компании. Они крепятся к маленьким «деревьям», стоящим на столе, так, чтобы при сравнении можно было бы быстро нюхать разные полоски. И, наконец, справа от парфюмерши, рядом с телефоном, стоит компьютер, который рассчитывает цену формулы по мере того, как в нее вносятся изменения. Десять лет назад парфюм высшего класса стоил 200-300 Евро за кг. В наши дни 100 Евро уже считается дорого. Учите, что стоимость самого аромата составляет всего лишь 3% или что-то в этом роде от себестоимости. Остальное приходится на упаковку, рекламу и прибыль заинтересованных сторон. Именно дешевизна формулы приводит к тому, что многие так называемые «люксовые» парфюмы на самом деле – полное дерьмо. Остальными факторами, усугубляющими ситуацию, является грубое копирование, вопиющая некомпетентность, страх потерять работу и в целом отсутствие всякого рода изобретательности и мужества (прим.: автор говорит о производстве высококлассных брендовых парфюмов!!!!!).

Остальную часть парфюмерных продуктов представляют собой так называемые «функциональные» отдушки. В наши дни все ароматизируется, и кому-то приходится решать, что же намешать в этом котелке. Для парфюмера, работающего с отдушками, бюджет в 100 Евро за кг это как выиграть в лотерею. А вот 15 Евро – это уже ближе к жизни. Исключительно заслугой гения этих работяг является приятный аромат, которым благоухают потребляемые нами продукты, и именно некоторые из идей, зародившихся как «функциональные» парфюмерные продукты, поднимаются до уровня собственно парфюмов (обратное движение происходит гораздо реже). Некоторые из отдушек воистину являются произведениями искусства: я заплатил бы хорошие деньги за бутылочку смягчителя ткани Stergene производства 1972 года, который пах потрясающе! И, подводя итог презренной денежной теме, — потребительская парфюмерия имеет предел, ниже которого парфюм не может быть назван хорошим, и именно к этому пределу мы уже подошли. Однако большие вложения не означают, что парфюм будет лучшим по качеству. Некоторые из великих творений прошлого по сути представляли собой дешевые формулы, и вполне себе возможно приготовить из дорогих компонентов дорогую «кашу».

The Secret of Scent. Adventures in perfume and the science of smell.

Luca Turin

Однако почему мы не можем удержаться, и наша рука просто сама тянется к кошельку, чтобы приобрести шарфик от Hermes или аромат от Gucci, если их реальная стоимость в разы меньше их цены продажи? Вопрос этот довольно сложный. Существует ряд объективных и субъективных причин, которые лежат в основе нашего потребительского выбора, и этот выбор далеко не в первую очередь определяется реальной ценностью и функциональностью товара.

И это – другая история, в которой мы будем говорить с вами о ДНК бренда и об особенностях психологии выбора!

До скорой встречи!

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.